top of page

«Банк России против»: обсуждение судьбы исламских финансов Рифкат Миннихановым и Ко

Будущее партнерского финансирования зависит от эксперимента в Татарстане

«Мы должны быть готовы к тому, что исламский банкинг получит жесточайшее сопротивление со стороны тех, кто придерживается других принципов многие годы», — предупредил главный научный сотрудник научно-исследовательского института ФСИН России Сергей Оганесян. На прошлой неделе на конференции в АН РТ, посвященной партнерскому финансированию, депутаты, чиновники и ученые вспоминали о трудной судьбе законопроекта, возмущались, что в нем не прописали темы наркотиков и порнографии. Об этом, а также о том, почему на Татарстане лежит ответственность за будущее исламского банкинга в России, — в материале «БИЗНЕС Online».


«Мы должны быть готовы к тому, что исламский банкинг получит жесточайшее сопротивление».


О сложной судьбе и истории внедрения исламского банкинга в конце прошлой недели говорили ученые и депутаты в Академии наук РТ (АН РТ). Для этого собрали специальную конференцию «Проблемы и перспективы исламского банкинга в России», которой руководил президент АН РТ Рифкат Минниханов, и это было его первое публичное мероприятие в новой должности.


Напомним, 4 августа президент РФ Владимир Путин подписал федеральный закон о проведении эксперимента в целях создания необходимых условий для осуществления деятельности по «партнерскому финансированию». 1 сентября закон вступает в силу. И у четырех пилотных регионов России — Татарстана, Башкортостана, Дагестана, Чечни — будет два года на то, чтобы доказать жизнеспособность и эффективность так называемого исламского банкинга. Это кредитно-финансовая деятельность, исключающая проценты («ростовщичество», по выражению участников конференции), а также финансирование таких сфер, как производство алкоголя, табака, оружия.

О том, как долго и с каким скрипом мусульмане Татарстана лоббировали этот закон, рассказал депутат Госдумы РФ Айрат Фаррахов, один из авторов законопроекта, который в конечном итоге все-таки был принят. «14 лет минимум на KazanSummit поднимался этот вопрос. Я очень хорошо помню, мы приехали тогда на саммит вместе с Торшиным (Александр Торшин — статс-секретарь Банка России в 2015–2018 годах прим. ред.), первым замом председателя Банка России, и у него было просто разгромное выступление по поводу того, почему не надо делать… менять законодательство РФ. Банк России был категорически против [исламского банкинга]», — вспоминал Фаррахов. Он отметил, что только благодаря непосредственной поддержке президента Путина удалось вернуться к вопросу партнерского финансирования. В итоге в Госдуме была создана рабочая группа, которая подготовила законопроект об эксперименте по исламскому банкингу. Отметим, что это было сделано лишь в прошлом году, когда после начала спецоперации и последовавших за ней санкций западные инвестиции и финансирование оказались закрыты для России.


«Речь идет не о замене одного законодательства другим, а о сочетании двух банковских систем, их параллельной работе», — пояснил вице-президент Академии наук РТ Вадим Хоменко. Он отметил, что во многих странах мира, включая западные, этот вопрос давно решен. А то, что в России так долго не могут внедрить партнерское финансирование, вероятно, результат работы банковского лобби.

«Мы должны быть готовы, что исламский банкинг получит жесточайшее сопротивление со стороны тех, кто придерживается других принципов многие годы», — предупредил главный научный сотрудник научно-исследовательского института ФСИН России Сергей Оганесян.


Будет или нет внедрена в России система финансирования на исламских принципах, зависит от Татарстана.


При этом Фаррахов заявил, что уже сделано практически невозможное. Ко второму чтению Госдуме удалось включить в законопроект возможность выдачи ипотеки, использование материнского капитала. «Очень тяжело шел закон, — подчеркнул депутат и добавил: — Впереди серьезные налоговые изменения, отказ от НДС». По его словам, принятый закон — «серьезное и важное удовлетворение для 20-миллионной уммы мусульман Российской Федерации».


Фаррахов рассказал, что в сентябре при правительстве РФ организуют экспертный совет, который за два года должен решить, сворачивать ли эксперимент или рекомендовать совершенствовать законодательство по партнерскому финансированию. Но уже с 1 сентября начнется «огромная работа» по воплощению принципов исламского банкинга в жизнь, и вся надежда тут на Татарстан. «Об этом говорит и Банк России, и правительство РФ, и все авторы законопроекта, потому что именно Республика Татарстан почти 15 лет имеет самый большой объем наработок, наибольшое количество предприятий, подготовленных специалистов и высокий уровень лоббирования», — считает Фаррахов.


А порнографию и наркотики в законе не оговорили…


«Оценивая сам законопроект, я считаю, что он эпохальный. Самое главное — изменение в сознании, потому что раньше даже поставить вопрос о подобном было где-то небезопасно. Но сегодня мы говорим об этом как о данности», — отметил руководитель Международной школы исламского бизнеса, экономики и права Ильсур Салихов. Он считает, что до соответствия шариату принятому закону еще нужно пройти путь. «Посмотрите на текст документа, где сказано, что партнерский банкинг не допускает отношений с теми компаниями, которые будут вести бизнес, связанный с оружием, алкоголем. Но понятно, что невозможно охватить все те ограничения, которые шариатом предусмотрены. Если буквально вводить эту норму, то, допустим, порнография, извините, и наркотики не вошли в данный список». Спикеру зал ответил, что это и так запрещено законодательством России. Но Салихов возразил, что буквальное толкование закона позволяет осуществлять эту деятельность, т. к. запрет не прописан.


Спикер подчеркнул, что этот закон прежде всего для того, чтобы сделать более удобным развитие бизнеса для мусульман. Бизнесменов, придерживающихся в своих делах исламских этических принципов, более 11 тысяч. «Они выросли в 5 раз за пять лет. Их капитал совокупный превышает 2,3 миллиарда долларов США. Поэтому у них есть реальный запрос на банковскую инфраструктуру, страхование. И это та самая субстанция, с которой нужно работать», — добавил Салихов.


Он также отметил, что из законопроекта выпала идея шариатского аудита и экспертизы. «Это один из важнейших элементов. Если у нас не будет инструментов контроля, я думаю, говорить о развитии не приходится», — указал Салихов.


Исламский банкинг — это не только о финансах, это о социальной справедливости


В свою очередь президент Академии наук РТ Минниханов, председательствующий на конференции, рассуждал о социальном неравенстве, которое исламский банкинг стремится сократить. «Пресса может это написать: к сожалению, социальное неравенство у нас существует… — сказал он. — Это направление [исламский банкинг] стремится к включению в финансовую систему всех слоев населения. Оно нацелено не только на крупные организации, но и предлагает много инвестиционных решений для борьбы с бедностью и неравенством».


По его словам, одной из проблем развития исламского банкинга является недостаток информированности населения о принципах работы этой системы. Поэтому в Казанском федеральном университете открыта программа «Исламские финансы». Модель партнерского финансирования позволит России теснее сблизиться с богатейшими арабскими государствами, привлекать их инвестиции. У РТ есть опыт работы с исламским законодательством. Эти отношения начали складываться еще в 2008 году. «С Исламским банком развития Татарстаном был подписан меморандум о взаимодействии, — напомнил Минниханов. — Сегодня в республике работают 8 организаций, предоставляющих услуги в области партнерских финансов, и они реализуют проекты». Тем более это важно в условиях санкций и фактического закрытия для РФ финансовых рынков Запада. Поэтому Россия начала искать для себя новую модель кредитно-финансовых отношений.


Источник: www.business-gazeta.ru


0 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page